В 7.20 утра в воскресенье, 3 апреля, Папа Франциск вошел в зал нунциатуры Мальты, где собрались 38 мальтийских иезуитов, в том числе о. Роберто Дель Риччио, провинциал Евро-Средиземноморской провинции, в которую входят Мальта, Италия, Албания и Румыния. Франциск приветствовал всех присутствующих лично, а затем сел, чтобы начать свободную и непринужденную беседу, как это принято на этих встречах. Атмосфера была сердечной и братской. Франциск начал со слов: «Единственное воспоминание, которое у меня осталось о мальтийских иезуитах, — о моих однокурсниках по  курсу философии. Они предназначались для Чили, я сам проходил юниорат [период формации между новициатом и философией – примеч. ред.] в Чили, а потом они поехали учиться в Буэнос-Айрес. С последним иезуитом из этой группы я разговаривал по телефону в прошлом году, накануне его смерти. Ну, задавайте вопросы, чтобы нам поговорить немного…».

 

Святой Отец, реальность сегодняшней Церкви меняется. В светской, материалистической Европе она становится все меньше и меньше. В то же время Церковь развивается в Азии и Африке. Какой будет Церковь будущего? Будет ли она меньше, но более скромной и аутентичной? Что можно сказать о синодальном пути Церкви? Куда она идет?

Папа Бенедикт был пророком этой Церкви будущего, Церкви, которая станет меньше, потеряет многие привилегии, станет более скромной и подлинной и найдет энергию для того, что самое важное. Это будет Церковь более духовная, более бедная и менее политическая: Церковь малых. Будучи епископом, Бенедикт сказал: давайте подготовимся к тому, чтобы стать меньшей Церковью. Это одна из его величайших интуиций.

Сегодня существует проблема призваний, да. Верно и то, что в Европе меньше молодежи. Раньше в семье было по три-четыре ребенка. Теперь часто только один. Браков становится меньше, а люди сосредотачиваются на своей профессии. Я бы посоветовал матерям тех тридцатипятилетних, которые до сих пор живут с родителями, перестать гладить их рубашки!

В этой ситуации также существует риск желания искать призвания без должного распознавания. Помню, в 1994 году был синод, касающийся посвященной жизни. Я присутствовал в качестве делегата от Аргентины. В то время разразился скандал вокруг послушниц на Филиппинах: религиозные конгрегации отправлялись туда в поисках призваний для «импорта» в Европу. Это ужасно. Европа постарела. К этому надо приспособиться, но надо сделать это творчески, чтобы призвания соответствовали тем качествам, которые вы в своем вопросе упомянули вообще для Церкви: смирение, служение, подлинность.

Потом вы еще упомянули о синодальном пути. И это следующий шаг. Мы учимся говорить и писать  «синодально». Павел VI был тем, кто возобновил разговор о синодальности, который был прерван. С тех пор мы продвинулись в понимании того, что такое синод. Я помню, что я был докладчиком Синода епископов в 2001 году. На самом деле этим докладчиком должен был быть кардинал Иган, но из-за 11 сентября и башен-близнецов ему пришлось вернуться в Нью-Йорк, в свою епархию. Я был заместителем. Мнения всех, даже отдельных групп, собирались и направлялись в генеральный секретариат. Я собирал материал и оформлял его. Секретарь синода рассматривал его и говорил убрать ту или иную вещь, которая была одобрена голосованием различных групп. Были вещи, которые он не считал уместными. Короче говоря, был предварительный отбор материалов. Явно было непонимание того, что такое синод. Сегодня мы продвинулись вперед и пути назад нет. В конце последнего синода, при обзоре тем, которые будут затронуты на следующем, первыми двумя были священство и синодальность. Для меня стало ясно, что есть желание размышлять над богословием синодальности, чтобы сделать решительный шаг к синодальной Церкви.

Наконец, я хочу сказать, что мы не должны забывать о той жемчужине, которой является Evangelii Nuntiandi Павла VI. Каково призвание Церкви? – Не погоня за числами, а евангелизация. Радость Церкви – евангелизировать. Настоящая проблема не в том, мало ли нас, а в том, евангелизирует ли Церковь. На встречах перед конклавом мы говорили о том, каким должен быть новый папа. Именно там, в общих собраниях, использовался образ двигающейся вперед Церкви. В Откровении сказано: «Се, стою у двери и стучу». Но сегодня Господь стучит изнутри, чтобы его выпустили наружу. Это потребность сегодняшнего дня, призвание Церкви сегодня.

Святой Отец, позвольте мне поблагодарить вас за вашу жизнь и пример, а также, в частности, за ваше апостольское обращение Gaudete et Exsultate. Также привет от Английской Коллегии в Риме, где я работаю. Там за вас молятся и благодарят. Мой вопрос: как вы предлагаете духовным наставникам и семинаристам готовиться к тому, чтобы быть священниками в третьем тысячелетии?

Что вас поразило в Gaudete et Exsultate?

В первую очередь обращение целиком. Как жить заповедями блаженства. Потом признаки святости. Меня сильно поразила речь о юморе…

А! Сноска 101, о Томасе Море! Да, это апостольское обращение уже отправили в архив. Хотелось бы, чтобы все новиции его прочитали. Вы спрашиваете меня, что делать. Я бы попросил семинаристов об одном: будьте нормальными людьми, не воображая себя ни «великими апостолами», ни «маленькими подвижниками». Будьте нормальными парнями, способными принимать решения о своей жизни в дороге. А для этого вам также нужны нормальные настоятели.

Меня поражает лицемерие некоторых настоятелей. Лицемерие как инструмент власти ужасно. Когда присутствует лицемерие, человек не занимается причинами своего беспокойства, своей проблемой, своим тайным грехом. Вы должны помочь устранить все лицемерие, которое разрушает путь молодого человека.

Я помню студента-иезуита, который позже женился. Он был на первом курсе философии. Он встретил девушку и влюбился в нее. Он хотел видеть ее каждый день. Ночью он улизывал, чтобы встретиться с девушкой, быть с ней. Он начал терять вес, потому что мало спал. Но этот парень, к счастью, попал в руки к пожилому духовнику, который ничего не боялся и не был лицемером. Он чувствовал, как обстоят дела. И он сказал ему: «У тебя есть эта проблема». Он сказал ему! И, позаботившись об этом, он помог ему покинуть Общество. Потом этот молодой человек женился.

Я сам помню, как много лет назад слушал молодого иезуита из европейской провинции, который проходил практику после курса философии. Он попросил провинциала перевести его в другой город, чтобы быть рядом со своей матерью, которая умирала от рака. Затем он отправился в часовню молиться, чтобы настоятель исполнил его желание. Он оставался там допоздна. Вернувшись, он обнаружил на двери письмо провинциала, датированное следующим днем, в котором он просил его остаться на прежнем месте, сообщая ему, что он принял это решение после размышления и молитвы. Но это было не так! Он отдал письмо с отложенной датой министру, чтобы он доставил его на следующий день, но из-за позднего часа министр доставил его накануне. Этот парень был разбит. Это лицемерие. Пусть никогда не будет лицемерия в Обществе! Лучше ругаться, чем вести себя притворно!

Нельзя сопровождать своего собрата-иезуита без доверия и прозрачности. Если человек не доверяет настоятелям или тем, кто его направляет, это совсем нехорошо. настоятели должны вызывать доверие. И тогда они должны довериться «благодати должности», чтобы именно Святой Дух давал им правильный совет. И пусть учатся с той мудростью, которую Церковь накопила на протяжении времени своего существования. Но не надо ничего бояться. Не следует всех молодых людей «стричь под одну гребенку». Каждый человек уникален: для каждого сделали слепок, а потом сломали его. И пусть настоятели тоже привыкают к тому, что у них может быть несколько enfant terrible, несносных детей. Необходимо проявлять терпение, исправлять их, но зачастую они на самом деле хороши. Не все мы одинаковы: у каждого своя индивидуальность.

Вчера в выступлениях шла речь о том, что Мальта является гостеприимной страной для беженцев. Я был озадачен. Ведь у нас также есть соглашение с Ливией о возвращении мигрантов. Возможно, вы слышали о трагедии в Средиземном море в минувшую субботу, когда погибли 90 мигрантов из Ливии. Только четверо выжили. Вы встретитесь с некоторыми беженцами. Однако вы не увидите лагерей, где ситуация намного сложнее. Верно и то, что это проблема всей Европы, которая не помогает нашей стране. Это относится и к приему украинцев.

Это правда: миграция — это проблема для Европы. Страны не желают договариваться. Я понимаю, что Италии, Кипру, Мальте, Греции и Испании приходится нелегко. Именно они должны их принимать, потому что они являются первыми портами, но затем Европа должна взять на себя ответственность. В Европе мы должны добиться прогресса в области прав человека, чтобы искоренить культуру расточительства и выбрасывания. Мы также всегда должны избегать легитимации преступных решений компетентных органов через соучастие, даже через встречи и собрания.

В самолете мне подарили рисунок мальчика Даниэля, на котором он изображает свои страдания, когда тонет, и хочет спасти своего тонущего товарища. Я рекомендую книгу, Hermanito – «Младший брат». Она вышла год назад. Это история о старшем брате, который покидает Гвинею в поисках младшего. Она позволяет нам понять, что такое пересечение пустыни, торговля мигрантами, тюремное заключение, пытки, путешествие по морю… И вам спасибо, что говорите прямо, не останавливаясь на полуслове. То, о чем мы говорим, является одним из позоров человечества, который становится политикой государств.

Если вдруг в соседней комнате начнется пожар, что мы будем делать? Мы останемся на месте и продолжим нашу встречу? Это образ: то же самое происходит в мире с изменением климата. Мир горит, а мы молчим. Как вы связываете евангелизацию и изменение климата?

Да, давайте работать над этим. Не заботиться о климате — это грех против дара Божьего, которым является творение. Для меня это форма язычества: использование того, что Господь дал нам для Своей славы и хвалы, как если бы это был идол. Не заботиться о творении для меня все равно, что боготворить его, низводить до идола, отделять от дара творения. В этом смысле забота о нашем общем доме — это уже «евангелизация». И это срочно. Если ситуация будет развиваться так, как сейчас, наши дети больше не смогут жить на нашей Планете.

Время заканчивать, вам нужно идти. Я задам вам короткий вопрос: каковы ваши утешения и огорчения или разочарования относительно процесса синодальности?

Есть утешения и разочарования. Приведу только один пример: на первых заседаниях синода по Амазонии много внимания уделялось вопросу женатых священников. Затем Дух дал нам понять, что есть немало и других нерешенных проблем: катехизаторы, постоянные дьяконы, семинарии для аборигенов, священники, прибывающие из других епархий или перемещаемые в пределах одной епархии. Все это переживалось среди утешений и разочарований. Это духовная динамика синода.

 

Когда пришло время завершать встречу, которая длилась около 40 минут, Франциск попросил вместе помолиться «Радуйся, Мария». Затем он благословил присутствующих и попрощался, попросив помолиться за него, вручив напоследок каждому Розарий.