Федерико Ломбарди SJ

В июле 2020 года Конгрегация доктрины веры опубликовала Руководство по некоторым моментам процедуры в рассмотрении дел о сексуальных злоупотреблениях над несовершеннолетними, совершенных клириками. Это краткое и практическое руководство содержит инструкции для епископов и представителей церковных властей для рассмотрения случаев сексуального насилия. В мае 2021 года также был опубликован новый текст из VI книги Кодекса канонического права — «Карающих наказаниях в Церкви». Он представляет собой результат двенадцатилетней работы, проведенной под руководством Папского совета по законодательным текстам, и вносит вклад в обновление, уточнение и усиление канонического уголовного права, необходимого для надлежащего управления церковной общиной. В данной статье кратко представлены содержание и основные вдохновляющие принципы этих двух текстов.

***

В ходе Совещания епископов и генеральных настоятелей, созванного Папой Франциском в феврале 2019 года, был принят ряд нормативных актов в области защиты прав несовершеннолетних и других уязвимых категорий лиц. Позднее, в течение первых месяцев 2020 года, представляя на этих страницах самые новые на тот момент нормативные акты, мы отметили, что они являются очень важными шагами вперед. В то же время для удовлетворения высказанных ожиданий не хватало еще двух текстов: публикации «Руководства» для епископов и настоятелей и обнародования новой VI книги Кодекса канонического права об уголовном праве в Церкви[1] (1). Сейчас, когда и эти два шага завершены, мы хотели бы рассказать о них читателям.

«Руководство»

Необходимость в Руководства по некоторым моментам процедуры в рассмотрении дел о сексуальных злоупотреблениях над несовершеннолетними, совершенных клириками[2], назрела уже давно. Многие епископы и настоятели в последние годы сталкивались с большими затруднениями и смущением в случае появления обвинений и последующих скандалов касательно сексуального насилия со стороны церковнослужителей и не знали, как поступать решительно и четко. Долгое время преобладала «культура» сокрытия и избегания подобных вопросов — как в Церкви, так и в целом в обществе, — и чувствовалась неподготовленность в отношении подобных случаев, застающих врасплох и вызывающих смущение. Как вести себя, какие расследования начинать, каким протоколам следовать и какие меры предпринимать? В действительности же Церковь уже тогда имела ответы на эти вопросы, поскольку важные нормативные акты были уже разработаны[3], но епископам недоставало компетенций и экспертных сотрудников, чтобы перейти к решительным действиям в этой столь драматичной и «новой» сфере, которая, безусловно, является крайне деликатной и сложной с пастырской и юридической точек зрения. Созвав Совещание представителей всех Конференций епископов, Папа Франциск повторил несколько раз, что одной из целей этой встречи было именно достижение того, чтобы в распоряжении всех епископов и настоятелей были инструменты, позволяющие им понять, что и как следует предпринять в рамках их ответственности, в солидарности и согласии со всей Вселенской Церковью, перед лицом кризисной ситуации сексуальных домогательств. Среди 21 пунктов, сформулированных Папой для определения основных направлений для работы, первый гласил: «Разработать практическое руководство, в котором будут определены шаги, которые надлежит совершить церковным властям в любое время при возникновении чрезвычайного случая». Время, прошедшее с тех пор до публикации документа, не было потрачено впустую, но позволило добавить в него несколько важных пунктов, связанных с новыми нормами, принятыми после Совещания.

О чем же идет речь в этом документе? Как объяснил кардинал Луис Ладария в своем обзоре[4], речь идет не о новом законодательстве, но о «справочнике с инструкциями, которыми должны руководствоваться те, кому предстоит вести подобные дела с начала до конца, или, иными словами, с первого известия о возможном преступлении до окончательного завершения дела. Между этими двумя моментами есть время, которое необходимо соблюсти, особые шаги, которые нужно предпринять, а также должное информирование и принятие решений».

Следует также уточнить, что, как указывает само название документа, речь идет исключительно о случаях «сексуального насилия над несовершеннолетними, совершенного церковнослужителями». Таким образом, документ освящает лишь весьма ограниченную сферу в гораздо более обширном поле сексуальных домогательств в целом, но эта сфера включает в себя наиболее тяжкие преступления, которые наносят жертвам сильнейший вред, а Церкви – значительный урон, подрывая доверие к ней.

Составление и редакция документа была возложена на Конгрегацию доктрины веры, которая компетентна в данной области. Были приняты во внимание не только общие и конкретные юридические нормы, опубликованные Святым Престолом, но и, что очень важно, «накопленный годами» опыт самой Конгрегации; учитывался также вклад многочисленных канонистов и местных и епархиальных судов, которые проводили расследования и судебные процессы от имени Конгрегации.

Сразу стоит сказать, что «справочник» не является текстом, который следует считать окончательным и недвижимым, но лишь его «первой версией» (1.0, как принято говорить сейчас). Он еще подлежит проверке и постоянному улучшению, что станет яснее в ходе его использования, поскольку он касается той области, опыт в которой накапливается настолько стремительно, что требует постоянного обновления правовых норм и практик.

Обзор текста

Руководство стремится быть предельно емким и ясным. Оно состоит из 164 параграфов, задуманных как ответы на вопросы, которые могут возникнуть у церковных лидеров. Параграфы разбиты на девять глав, по которым мы кратко пройдемся, отмечая лишь некоторые моменты.

В первой главе — «В чем состоит преступление?» — уточняется, что «несовершеннолетний» — это лицо, не достигшее восемнадцатилетнего возраста; к этой категории приравниваются лица, «не находящиеся в здравом состоянии ума», в то время как определение «уязвимого взрослого», являясь более широким, относится также и к случаям, которые выходят за рамки компетенций Конгрегации доктрины веры (ср. п. 5). Напоминается, что данная категория преступлений включает в себя различные виды правонарушений, как, например, помимо прямой сексуальной связи или физического контакта, производство, приобретение, хранение или распространение порнографических изображений с участием несовершеннолетних, разговоры или предложения сексуального характера, в том числе посредством средств связи (достаточно подумать о том, что происходит сегодня в цифровом мире или в социальных сетях…).

Вторая глава отвечает на вопрос «Что делать при получении информации о возможном преступлении?» Отмечается, что подобные сообщения могут поступать из различных источников и быть различного характера, вовсе не обязательно речь идет об официальной жалобе. Иногда такая информация поступает анонимно (ср. п. 11), и опыт показывает, что одного факта анонимности недостаточно для того, чтобы считать эту информацию заведомо ложной, хотя к такого рода сообщениям относятся с осторожностью, и они не поощряются (хотя их авторы по вполне понятным причинам могут бояться разоблачить себя). Важным является и другое наблюдение: даже при отсутствии как таковых действий преступного характера в отношении несовершеннолетних может иметь место ненадлежащее и неосмотрительное поведение, что также требует принятия мер со стороны церковных властей (см. п. 20). В любом случае, если «сообщение о преступлении» кажется «по меньшей мере правдоподобным», епископ или компетентный настоятель должен приступить к «предварительному каноническому расследованию», чтобы углубить понимание ситуации. Что же касается взаимоотношений с гражданскими властями, подчеркивается, что «даже при отсутствии прямого нормативного обязательства церковным властям следует обратиться к компетентным гражданским властям, если это сочтено необходимым для защиты пострадавшего лица или других несовершеннолетних от опасности последующих преступных действий» (п. 17). Кроме этого, Руководство настаивает на том, что «расследование должно проводиться в соответствии с гражданским законодательством каждого отдельного государства (п. 27). Также напоминается, что «от лица, подавшего жалобу, от потерпевшего или от свидетелей нельзя требовать молчания касательно свершившихся фактов» (п. 30).

Третья глава отвечает на вопрос «Как проводится предварительное расследование?» Это особенно важная и полезная для епископов глава, поскольку речь идет о входящей в их обязанности задаче, которая должна быть выполнена в соответствии с правильными процедурами, в четко установленное время, и чьи протоколы должны быть переданы в Конгрегацию доктрины веры. Руководство дает необходимые указания по выслушиванию, уважительному отношению и защите предполагаемых жертв (ср. п. 55), равно как и по предупредительным мерам, которые следует предпринять в отношении священнослужителя, находящегося под следствием (ср. п. 58). Отмечается, что «следует избегать простого перевода подозреваемого в другой приход, округ, религиозный центр, полагая, что его удаление от места предполагаемого преступления или предполагаемых жертв является удовлетворительным решением дела» (п. 63).

Акты «предварительного расследования» должны быть переданы в Конгрегацию доктрины веры, которая, в зависимости от тяжести случая, решает вопрос о наложении лишь дисциплинарных мер или выговора, или же о переходе к открытию уголовного дела.  Существуют три возможные уголовные процедуры: судебная уголовная процедура, внесудебная уголовная процедура и третья форма процедуры, предназначенная лишь для особо тяжелых случаев, которая заканчивается прямым решением Папы «касательно отстранения от священнослужения или низложения […], когда очевидно, что преступление было совершено, и после того, как преступнику была дана возможность защиты» (п. 86, прим. 7).

В шестой главе широко развивается тема «внесудебного уголовного разбирательства», которое является более оперативным, чем «судебное разбирательство», и, следовательно, используется чаще. При этом этот тип разбирательств гарантирует право обвиняемого на защиту и возможность обжалования. Конгрегация выбирает этот путь и поручает его выполнение епископу в тех случаях, когда, например, «факты ясны; заявленное преступление уже подтверждено обвиняемым; ординарий по веским причинам настаивает на этом типе разбирательства; Конгрегация считает это целесообразным на основании других особых обстоятельств (квалифицированный персонал, соблюдение временных рамок и т. д.)»[5].

В седьмой и восьмой главах в сжатой форме рассматриваются вопросы апелляций и другие особые ситуации. Кроме этого, напоминается, что священнослужитель, обвиняемый в сексуальных домогательствах, «с момента notitia de delicto (т. е. с момента обвинения) имеет право подать прошение о снятии с себя всех обязательств, связанных со священным чином, включая целибат и возможные религиозные обеты» (п. 157). Это означает, что когда священнослужитель осознает, что совершил несовместимое с его саном преступление, он может добровольно попросить, чтобы его отстранили от служения. В этом случае более нет необходимости в его «запрещении в священнослужении», поскольку его самостоятельное прошение к Папе приведет к этому же результату: человек, который очевидно не допустим к церковному служению, будет отстранен от этого служения.

В конце этого краткого представления Руководства хотелось бы отметить, что оно не было передано в распоряжение епископов и настоятелей конфиденциально или тайно (хотя именно им он предназначается в первую очередь и именно они в первую очередь должны воспользоваться им на практике), но было опубликовано на семи языках и открыто всеобщему доступу на сайте Святого Престола. Это представляет собой четкий и фундаментальный шаг по направлению к «прозрачности», о которой так много говорится и которой было придано особое значение в том числе в ходе Собрания 2019 года. Фактически это указывает не только на готовность признать ошибки, но и на то, что все имеют право знать, какие процедуры, правила и рекомендации предлагаются Церковью для решения проблемы сексуальных домогательств и какие обязательства должны взять на себя ее лидеры.

Реформирование Кодекса канонического права касательно уголовных наказаний

23 мая 2021 года через Апостольскую конституцию Pascite gregem Dei Папа Франциск обнародовал новую VI Книгу Кодекса канонического права — одну из семи «Книг», из которых состоит Кодекс, — содержащую нормы «касательно уголовных наказаний в Церкви»; она вступила в силу 8 декабря того же года[6].

«Кодекс канонического права, — писал Иоанн Павел II, — крайне необходим для Церкви. Поскольку Церковь представляет собой социальную и значимую структуру, ей необходимы нормы: как для того, чтобы была видна ее иерархическая и органическая структура, так и для того, чтобы осуществление священной власти было надлежащим образом организовано, и для того, чтобы взаимоотношения и взаимодействия верующих могли регулироваться по справедливости, основанной на милосердии, а права каждого отдельного человека были четко очерчены и соблюдены»[7]. Сам Папа Франциск в упомянутой выше Конституции настаивает на важности соблюдения законов для добропорядочной церковной жизни: «Соблюдение и уважение уголовной дисциплины является задачей всего народа Божьего, но ответственность за ее правильное применение лежит на пастырях и настоятелях отдельных общин. Эта задача, которая неразрывно связана с возложенными на них пастырскими обязанностями, должна быть осуществлена как конкретная и неотъемлемая необходимость, продиктованная милосердием не только в отношении самой Церкви, христианской общины и возможных жертв насилия, но в том числе и в отношении того, кто совершил преступление; и для этой задачи требуется не только милосердие, но и исправление самой Церкви».

Монс. Филиппо Янноне так комментирует этот текст: «Именно милосердие требует, чтобы пастыри обращались к системе уголовных наказаний так часто, как это представляется нужным, помня о трех целях, делающих это необходимым: удовлетворение требований правосудия, исправление преступника и улаживание скандала. […] Святой Фома учил, что справедливость без милосердия ведет к жестокости, но милосердие без справедливости ведет к разрушению порядка. Следовательно, ради порядка и сплоченности общины „необходима как справедливость, так и милосердная любовь”»[8].

Распространено мнение, что в атмосфере подчеркнутой пастырской ориентации, связанной со Вторым Ватиканским собором, внимание к требованиям права отходит на второй план, уступая место необоснованному противопоставлению пастырства и закона, в особенности уголовного права. Кодекс канонического права, утвержденный в 1983 году, справедливо сократил каноны уголовного права, по сравнению с Кодексом 1917 года, но в то же время следовал по другому направлению. Монс. Хуан Игнасио Аррьета отмечает, что «новые тексты зачастую были весьма расплывчатыми, в особенности в связи с тем, что считалось, что отдельные епископы и настоятели, в чьи обязанности входит применение уголовной дисциплины, сами разберутся, когда и какое наказание лучше применить». Но опыт показал, с каким трудом ординариям удается сочетать справедливость и милосердие, и что разные линии, которых придерживались разные церковные авторитеты, внесли смятение в христианские общины. Самые значительные скандалы, связанные с сексуальными домогательствами в отношении несовершеннолетних, в течение последних десятилетий четко дали понять, что чрезмерная мягкость в отношении применения уголовных наказаний оказалась пагубной для Церкви и что каноническое уголовное право нуждалось в срочном пересмотре. Целью реформы стало сделать общие уголовные нормы более пригодными для защиты общего блага и отдельных верующих, более соответствующими требованиям справедливости, более эффективными и адекватными по отношению к современному церковному контексту, который, несомненно, отличается от такового 70-х годов прошлого столетия, эпохи, в которую были составлены ныне упраздненные каноны VI Книги. Реформированное законодательство призвано ответить именно на эту потребность, предлагая ординариям и судьям гибкий и практичный инструмент, более простые и четкие нормы, чтобы способствовать обращению к уголовному праву тогда, когда это окажется необходимым для служения народу Божьему»[9].

Реформа подготавливалась в течение долгого времени. Еще в 2001 году, в рамках знаменитого Motu proprio Иоанна Павла II Sacramentorum sanctitatis tutela был предпринят действенный шаг в сторону того, чтобы оставить за Святым Престолом руководство уголовной дисциплиной в самых тяжелых случаях, какими являются сексуальное насилие над несовершеннолетними со стороны церковнослужителей. В последующие годы Бенедикт XVI, в свете своего продолжительного опыта в качестве префекта Конгрегации веры, поручил Папскому совету по законодательным текстам начать пересмотр VI Книги Кодекса канонического права. Труды созданной в то время рабочей группы, поддерживаемые и дополняемые путем широкого сотрудничества и консультаций с Конференцией епископов, римской Курией, факультетами канонического права, настоятелями институтов посвященной Богу жизни, продолжались целых 12 лет и пережили смену различных вариантов, вплоть до конечного текста, получившего теперь одобрение Папы. Чтобы понять глубину пересмотра, достаточно того факта, что из 89 канонов VI Книги были изменены 63, перемещены еще девять, и лишь 17 остались без изменений.

Критерии и содержание реформы

Монс. Аррьета определил три ведущих критерия, которыми руководствовалась реформа. Первый заключается в «адекватной определенности» уголовных норм, целью чего является формирование четких и ясных указаний касательно того, к кому применять уголовное наказание. До настоящего момента, как было отмечено ранее, подобные указания отсутствовали, что представляло собой не упрощение, но проблему. Это способствует большему единству в Церкви касательно норм уголовного наказания, уменьшая свободу действий, но оставляя право личного усмотрения пастыря, когда такое наказание уместно для определенных типов преступлений. Кроме этого, правонарушения стали конкретнее, наказания перечислены исчерпывающе, более систематично и подробно (ср. кан. 1336), а также даны параметры для облегчения оценки конкретных обстоятельств. 

Вторым критерием является «защита общины и внимание к ликвидации скандала и возмещению ущерба». Пастыри призываются к использованию, когда это представляется разумным и необходимым, предписаний уголовных норм дисциплины и инициированию процедуры наказания, а также избеганию смягчения или отмены наказания «до тех пор, пока виновный не возместил возможно причиненный вред» (кан. 1361).

Третий критерий — обеспечение церковных пастырей средствами, позволяющими предупредить преступления и вовремя вмешаться, чтобы исправить те ситуации, которые со временем могли бы превратиться в преступления. Это вовсе не умаляет того факта, чтобы ради защиты подозреваемого использовались необходимые меры предосторожности, и чтобы строго соблюдалась презумпция «всякий считается невиновным, пока не будет доказано обратное» (кан. 1321.1). Для предупреждения преступлений предписываются «уголовно-правовые средства» (такие, как увещевание, выговор или уголовные предписания), к которым теперь добавлен «надзор»: «Если этого требует тяжесть ситуации, прежде всего, если кто-либо пребывает в опасности совершения преступления, то, даже в дополнение к наказаниям, наложенным или объявленным приговором или декретом по нормам права, Ординарий посредством отдельного декрета устанавливает меры надзора» (кан. 1339.5).

Во второй части VI Книги перечислены уголовные преступления, которые теперь систематизированы с большей ясностью. Некоторые из них, уже предусмотренные специальным законодательством последних лет, были впервые включены в Кодекс, например попытка рукоположения женщин, запись исповеди (кан. 1386.3) или освящение Евхаристии в кощунственных целях. Другие, уже присутствовавшие в Кодексе 1917 года, но упраздненные Кодексом 1983 года, были возвращены, как, например, коррупция в должностных действиях или преподавание таинств тем лицам, кому запрещено их принимать. Другие преступления включены в Кодекс впервые, такие как нарушение папской тайны, неисполнение обязанности выполнения предусмотренного приговором наказания, или, что следует отметить особо, умолчание о преступлении. В частности, были предусмотрены новые категории преступлений в экономически-финансовой области: с той целью, как утверждает Папа, «чтобы абсолютная прозрачность институциональной деятельности Церкви, особенно в этой области, всегда соблюдалась и уважалась, а поведение тех, кто вовлечен в институциональную и управленческую деятельность оставалось всегда достойным подражания»[10].

Сексуальное насилие и реформа

Наконец, мы бы хотели рассмотреть более детально, что нового привнесла VI Книга Кодекса в отношении преступлений сексуального характера. Эти нововведения, как уже было отмечено, немногочисленны, поскольку большинство материала было взято из того, что уже было одобрено в предыдущие годы, но, тем не менее, они заслуживают внимания.

Прежде всего нормы касательно сексуальных домогательств в отношении несовершеннолетних были ранее включены в V Раздел — «Преступления против особых обязательств» — поскольку подобные преступления подлежали каноническому наказанию только в том случае, если совершались церковнослужителями. Теперь они по праву включены в VI раздел — «Преступления против жизни, достоинства и свободы человека». Это представляет собой значимое изменение в отношении объекта юридической защиты, «достоинства и свободы человеческого существа», и является большим шагом, поскольку помещает благо людей, чье достоинство было ущемлено, в центр внимания. Это не простая формальность, но отражение большого прогресса, заключающегося в помещении жертвы в центр внимания и в понимании их страданий и нанесенного им тяжелейшего вреда.

Кроме этого, если до сих пор с канонической точки зрения рассматривались только сексуальное насилие в отношении несовершеннолетнего или детская порнография со стороны священнослужителя, то теперь в уголовном отношении рассматриваются еще две категории лиц, подлежащих наказанию: 1) члены института посвященной Богу жизни или общества апостольской жизни; 2) любой мирянин, занимающий какой-либо пост или имеющий сан в Церкви (кан. 1398.2). Наказание для виновного священнослужителя утверждено с большой строгостью: «Он подвергается лишению должности и другим справедливым наказаниям, не исключая лишения статуса клирика, если этого требует ситуация» (кан. 1398.1).

Важный аспект, требующий особенного внимания, касается идентификации жертв. До сих пор — и, как мы увидели, даже в представленном выше Руководстве в том, что касается компетенции Доктрины веры — под жертвой в ключе сексуальных домогательств подразумевались «несовершеннолетние или лица, кто обыкновенно не в полной мере осознает свои поступки». В кан. 1398 также добавляется следующее: «Или лица, которые законом приравниваются к этим категориям». Мы считаем, что такая гибкость в отношении определения жертв направлена на то, чтобы сохранить возможность применения канона к «уязвимым лицам», в том числе взрослым, о которых много говорилось в недавние годы и которые были включены в последнее законодательство под таким описанием: «Уязвимым признается любое лицо, находящееся в состоянии болезни, физической или психической нестабильности, либо лишения личной свободы, что, по факту, ограничивает его способность оценивать ситуацию и сопротивляться насилию»[11].

Как уже было сказано, подлежит наказанию также и умолчание о преступлении (кан. 1371.6). Это общее предписание, но понятно, что это обязательство в наши дни стало крайне важным, в особенности в отношении преступлений сексуального характера и лиц, причастных к их сокрытию.

В заключение следует отметить, что как Руководство, так и новая VI книга не содержат значительных нововведений по содержанию в отношении борьбы против сексуального насилия. В то же время Руководство является значительным практическим пособием, необходимым для епископов и настоятелей для эффективного осуществления этой борьбы, а VI Книга Кодекса — ясным и требовательным подтверждением долга перед лицом справедливости и смелым применением государственных правовых норм в жизни церковной общины. 

***

ПРИМЕЧАНИЯ: 

[1] Ср. F. Lombardi, Protezione dei minori. I passi avanti del Papa dopo l’Incontro di febbraio 2019, в Civ. Catt. 2020 I 155-166, прим. 12.

[2] Ср. Конгрегация доктрины веры, Vademecum su alcuni punti di procedura nel trattamento dei casi di abuso sessuale di minori commessi da chierici, 16 июля 2020, на сайте www.vatican.va

[3] Ср. F. Lombardi, Verso l’Incontro dei vescovi sulla protezione dei minori, в Civ. Catt. 2018 IV 532-548.

[4] L. Ladaria, Presentazione, в Bollettino della Sala Stampa della Santa Sede, 16 июля 2020.

[5] Интервью с монс. Дж. Моранди, секретарем Конгрегации доктрины веры, в Vatican News, 16 июля 2020.

[6] Франциск, Апостольская конституция Pascite gregem Dei, 23 мая 2021 (торжество Пятидесятницы). Публикация была осуществлена 1 июня. Текст новой VI Книги был опубликован на семи языках в Bollettino della Sala Stampa della Santa Sede, 1 июня 2021. Монс. Филиппо Янноне и монс. Хуан Игнасио Аррьета Очоа де Чичинтру, соответственно Президент и Секретарь Папского совета по законодательным текстам, представили новый текст при помощи двух детальных обзоров, на которые мы ссылаемся: Bollettino della Sala Stampa della Santa Sede, 1 июня 2021.

[7] Св. Иоанн Павел II, Апостольская конституция Sacrae disciplinae leges, 25 января1983, по поводу промульгации Кодекса канонического права.

[8] Ф. Янноне, обзор, процитированный в примечании 6.

[9] Х. И. Аррьета, обзор, процитированный в примечании 6.

[10] Франциск, Речь по случаю открытия судебного года Трибунала города-государства Ватикан, 27 марта 2021.

[11] Закон N. CCXCVII города-государства Ватикан «о защите несовершеннолетних и уязвимых лиц, ст. 1, п. 3; Motu proprio Vos estis lux mundi, п. 1.2.b.